Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации icon

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина "Гробовщик". Проблемы интерпретации




НазваВалерий Паршин Повесть А. С. Пушкина "Гробовщик". Проблемы интерпретации
Сторінка1/5
Дата конвертації16.12.2012
Розмір0.62 Mb.
ТипРеферат
джерело
  1   2   3   4   5

Валерий Паршин

Повесть А.С.Пушкина "Гробовщик".
Проблемы интерпретации.


Скачать (rtf rar-apхив 77 kb)

Содержание.

Введение.

Проблема интерпретации повести «Гробовщик» в биографическом контексте.

1) Предсвадебные хлопоты и переживания А.С.Пушкина - текст «Гробовщика».Интерпретация В.С.Узина.
2) Эпидемия холеры в Москве, карантин в Болдине, участие в устроении похорон умершего дяди - текст «Гробовщика». Интерпретация Н.Я.Берковского, Вольфа Шмида.
3) Объятия Г.Р.Державина и бегство юного Пушкина - текст «Гробовщика».Интерпретация Бетеа и Давыдова.
4) Совокупность фактов биографии А.С. Пушкина 1830 года - текст «Гробовщика».Интерпретация Н.Н.Петруниной.


^ Проблема интерпретации повести «Гробовщик» в контексте творчества А.С.Пушкина.


1) Сопоставление стихотворения «Бесы» с текстом «Гробовщика».Интерпретация Н.К.Гея.
2)Сопоставление ранних стихотворений «К Н.Г.Ломоносову» и «К Кривцову» с текстом «Гробовщика».Интерпретация Вольфа Шмида.
3)Сопоставление стихотворения 1830 года «Новоселье» с текстом «Гробовщика». Интерпретация В.Е.Хализева и С.В.Шешуновой


^ Проблема интерпретации повести«Гробовщик»в литературном контексте.

1)Отличия могильщиков В.Скотта и У.Шекспира от гробовщика А.Прохорова. Интерпретация Н.Н.Петруниной.
2)Гротеск, «отзвуки» Гофмана в прозе А.С.Пушкина. Интерпретация Н.Л.Степанова.
3)Пародия на «Лефортовскую невесту»Погорельского. Интерпретация В.В.Виноградова и Вольфа Шмида.
4)Особенности соотношения прозы Пушкина и беллетристики. Интерпретация В.М.Марковича.


^ Проблема интерпретации образов повести «Гробовщик».


Интерпретации образа Адриана Прохорова.


1)Гробовщик с «типическими чертами» .Интерпретация А.Г.Гукасовой.
2)Мрачная противоположность не столько «весёлым гробокопателям» Вальтера Скотта и Уильяма Шекспира, сколько весёлым немецким ремесленникам. Интерпретация С.Г.Бочарова и Н.К.Гея.
3)«Враг города».Интерпретация Н.Я.Берковского.
4) «Обычный мужик-мастеровой» с «семейной угрюмостью» как «исконной чертой характера».Интерпретация Н.Н.Петруниной.
5)«Мертвец», верящий в «живых мертвецов».Особенности «православия» Адриана Прохорова. Интерпретация Вольфа Шмида.
6)Параллель с пушкинским Дон-Гуаном. Интерпретация С.Г.Бочарова и Н.Н.Петруниной.


^ Интерпретации образа будочника Юрко.

1)Alter Ego Прохорова. Интерпретация Н.К.Гея.
2) «Прозаично-московский Гермес». Интерпретация Вольфа Шмида.


^ Интерпретация образа Петра Петровича Курилкина.

1)Первый «клиент» -«оттеснённая совесть» Адриана Прохорова. Интерпретация С. Бочарова и Н.Н.Петруниной
2) Unsere erste Praktike и Прохоров. Интерпретация Вольфа Шмида.
3)Выгодный сержант в противоположность невыгодному бригадиру. Интерпретация В.В.Виноградова.


^ Проблема интерпретации конфликта Адриана Прохорова с немецкими ремесленниками.


1)Оскорбление чести профессии Прохорова. Интерпретация Н.Н.Петруниной.
2)«Искаженное чувство собственного достоинства» Прохорова. Интерпретация Вольфа Шмида, В.Е.Хализева и С.В.Шешуновой .


^ Проблема интерпретации сна и пробуждения Адриана Прохорова.


1) «Ложное движение» .Интерпретация Б.Эйхенбаума.
2)«Развитие метафоры новоселье - смерть». Интерпретация Н.Н.Петруниной.
3)Пробуждение, но не воскресение Прохорова.Интерпретация Н.Н.Петруниной, А.Г.Гукасовой, Вольфа Шмида.


^ Проблема интерпретации вывески на воротах гробовщика.


1)«Абсурдная в своём простодушии».Интерпретация Н.Н.Петруниной.
2)Столкновение разных концепций смерти. Интерпретация Вольфа Шмида.
3)«Идея, перестающая быть идеей» всего текста. Интерпретация Н.К.Гея.
4) Пародия на масонство. Интерпретация Бетеа и Давыдова.
5) «Связывание воедино двух планов повести». Интерпретация А.Г.Гукасовой.
6)«Пугающая тень вещи». Интерпретация Н.Я.Берковского.
7)Отражение бытовой абсурдности сознания гробовщика. Интерпретация Н.Н.Петруниной и Вольфа Шмида.


^ Введение в заключение.


Заключение.

Список использованной литературы.




Повесть А.С.Пушкина «Гробовщик».
Проблемы интерпретации.



Введение.



С момента первого выхода отдельным изданием «Повестей покойного Ивана Петровича Белкина, изданных А.П.» в конце октября 1831 года прошло уже сто семьдесят два года. Было бы вполне логично предположить, что за этот длительный промежуток времени не могли не сложиться разные направления в изучении «Повестей Белкина», интересных для исследователей хотя бы уже только одним тем, что являются первым пушкинским опытом в прозе, доведённым им до конца, в отличие от незавершенных «Египетских ночей» или «Арапа Петра Великого».

Однако само исследование, равно как и какие-либо направления его, обозначилось далеко не сразу. Вольф Шмид так говорит о феномене «Повестей» в своей работе 1991 года: «Первое прозаическое произведение поэта натолкнулось на непонимание со стороны большинства русских критиков, и не только в 1830-е гг., но и в последующие десятилетия». Это хорошо иллюстрирует булгаринская «Северная пчела», писавшая в 1834 году: «Ни в одной из Повестей Белкина нет идеи. Читаешь - мило, гладко, плавно; прочитаешь - всё забыто, в памяти нет ничего, кроме приключений. Повести Белкина читаются легко, ибо они не заставляют думать».

Даже В.Г. Белинский, яростный поклонник и ценитель творчества Пушкина, весьма недвусмысленно заявлял после 1834 года, когда «Повести» вышли уже не анонимно, а в сборнике прозаических произведений («Повести Александра Пушкина»): «Правда, эти повести занимательны, их нельзя читать без удовольствия; это происходит от прелестного слога, от искусства рассказывать…; но они не художественные создания, а просто сказки и побасенки (курсив мой - В.П.); их с удовольствием и даже с наслаждением прочтёт семья, собравшись в скучный и длинный зимний вечер у камина; но от них не запылает кровь пылкого юноши, не засверкают очи его огнём восторга; но они не будут тревожить его сна - нет - после них можно задать лихую всыпку».

Любопытно, но в своих суждениях по поводу пушкинской прозы Белинский сблизился со своим идеологическим противником Булгариным, тем самым подтвердив сложность восприятия, а, стало быть, и интерпретации, «Повестей» для современников Пушкина. Как замечает Н.Л.Степанов: «Не будем решать здесь вопрос о причинах недооценки пушкинской прозы современной ему критикой. Её внимание прежде привлекало поэтическое творчество Пушкина», «в дореволюционном литературоведении проза Пушкина также сравнительно мало привлекала внимание исследователей. Отдельные высказывания Анненкова, Ап. Григорьева, Н.Страхова не имеют сколько-нибудь существенного значения». Даже более того, по Н.Л.Степанову, «итоги дореволюционного изучения прозы Пушкина весьма малозначительны. Сколько-нибудь обстоятельно не были изучены автографы Пушкина, не было издано даже полного свода всех прозаических текстов». Правда, причина такого положения пушкиноведения видится в том, что «вопрос о реализме пушкинской прозы в лучшем ставился робко, понимался как «бытописание», а нередко Пушкин превращался в идеалиста и мистика», но это ничего существенно не меняет в оценке изучения прозы Пушкина в XIX веке.

Вольф Шмид конкретизирует это положение: «…консервативная критика долгое время муссировала упрёк в бессодержательности. Ещё в 1856 году М.Н.Катков упрекает в своей большой статье о сочинениях Пушкина «Повести Белкина» за то, что они вялы и бесцветны» и представляют собой «лишь простые рассказы, не отличающиеся даже внешней занимательностью».

«В пушкинской критике всегда была камнем преткновения интерпретация этих простых повестей. Всегда считаясь «простыми», они тем не менее стали объектом непрекращающихся истолкований и приобрели в литературоведении репутацию загадочных», заключает С.Г.Бочаров в своей работе «О смысле « Гробовщика».

Однако Г.П.Макогоненко замечает: «Но простота эта обманчива. Ей доверились современные Пушкину критики. Они увидели в прозаическом опыте поэта только то, что было им знакомо, только то, что лежало на поверхности. Не поняв замысла Пушкина, критики осудили писателя. В действительности же «Повести Белкина» - произведение глубокое, сложное, новаторское, богатое новыми идеями и принципиально важными художественными открытиями».

Таким образом, достаточно очевидно обозначилась проблема, которую было суждено отчасти разрешить только спустя многие годы и усилиями многих литературоведов. Как отмечают В.Е.Хализев и С.В.Шешунова, «среди литературоведов со времён Белинского бытует представление о «Повестях Белкина»как об изящной безделушке, «проходной» вещи, шалости гения и только».

Даже такой видный пушкинист как Б.В.Томашевский пишет о них: «Создавая «Повести Белкина», Пушкин, по-видимому, не ставил перед собой задач широкого обобщения, а просто стремился дать читателям ряд занимательных повестей». Однако, как замечают те же В.Е.Хализев и С.В.Шешунова, «наряду с обозначенной традицией существует другая, предполагающая в цикле значительность и глубину содержания».

Иначе говоря, «другая традиция» в исследованиях «Повестей» предполагает именно истолкование их, то есть выявление того, что ускользнуло от взора критики XIX века. При таком подходе мнения неизбежно расходятся, так, по мысли В.Е.Хализева и С.В.Шешуновой, «Повести Белкина» вместе с тем обнаруживают и нечто новое при каждом повторном чтении. Чем больше мы узнаём о Пушкине, о его творчестве и судьбе, о литературе и жизни его времени, тем глубже постигаем мы эти, казалось бы, нехитрые повести. Они предельно просты и одновременно загадочны; доступны каждому и требуют определённых знаний для их адекватного понимания».

Вольф Шмид видит причину этого в том, что «Повести Белкина» с характерным для них обилием пробелов допускают различные толкования, и каждый читатель может найти в них что-то своё, независимо от того, хочет ли он читать только развлекательные «анекдоты и истории», как делали это Булгарин и Белинский, критики эпохи детства в истории восприятия пушкинской прозы, или же интерпретирует их, как это произошло позднее, - в качестве символических притч (Гершензон), социальных парабол (Берковский) и литературных пародий (Любович)».

В.М.Маркович тоже пишет о сложности в интерпретации «Повестей Белкина»: «Каждый раз перед нами - смысл подвижный, становящийся, неготовый, на наших глазах рождающий энергию познания, устремлённость и движение вглубь неизвестного. Так появляется смысловой потенциал, способный сообщить возникающей художественной идее неисчерпаемую емкость, а значит, и возможность обновления в процессе её восприятия».

Г.П.Макогоненко, пытаясь проследить развитие исследования пушкинской прозы и обозначить проблемы, связанные с ним, условно делит всех известных ему исследователей «Повестей» на три группы, «внутренне связанных общей тенденцией, но различных по типу аргументов и доказательств». Эта классификация весьма показательно демонстрирует те приоритеты, которые господствовали в исследовании пушкинской прозы почти весь советский период, определяя его развитие.

Так, первая группа, согласно его представлениям, характеризуется тем, что её представители «стремятся усложнить проблематику «Повестей Белкина», вывести их темы и содержание в ранг больших философских категорий». Соответственно, причина неизбежной тенденциозности, а значит и необъективности, первой группы, по Г.П.Макогоненко, именно в том, что «…мировоззренческие позиции этих учёных, работавших на протяжении многих десятилетий в непохожие исторические эпохи, резко различны, методологически они далеки друг от друга, и объединяет их только общая тенденция - усложнять любыми средствами содержание «Повестей Белкина». К первой группе, например, Г.П.Макогоненко относит М.Гершензона, который писал о «Повестях»: «Иное произведение Пушкина похоже на те загадочные картинки для детей, когда нарисован лес. Под ним написано: где тигр? Очертания ветвей образуют фигуру тигра, однажды рассмотрев её, потом видишь её уже сразу и дивишься, как другие её не видят…». Так М.Гершензон, говоря о «медленном чтении» текста, пытался глубже понять его, опасаясь упростить творческий замысел автора и тем самым поневоле разделить поверхностный, как это стало понятно теперь, взгляд на «Повести» критики 1830-1835 годов. Однако, при указанных недочётах своего метода, М.Гершензон, очевидно, обозначил определённые горизонты толкования «Повестей», так, например, Н.Л.Степанов отзывается о работе М.Гершензона следующим образом: «…в книге Гершензона встречаются и меткие отдельные наблюдения, чувствуется понимание художественных особенностей пушкинской прозы, иногда, правда, затемнённое субъективно-импрессионистическими домыслами».

Вторая группа характеризуется тем, что исследователи, относимые к ней, «отводят обвинения критиков Пушкина в его несостоятельности, в подражательности его повестей» , по их мнению Пушкин «не подражал, но пародировал жанр сентиментальных и романтических повестей, расчищая тем самым дорогу новому реалистическому направлению».

Здесь неизбежно приходится говорить и о некоей «нулевой группе» - тех самых критиках «эпохи детства в восприятии пушкинской прозы», по меткому определению Вольфа Шмида, по сути обвинявших Пушкина в «несостоятельности», поскольку вторая группа, полемизируя с ней, обозначает логическую необходимость наличия своих оппонентов.

Ко второй группе Г.П.Макогоненко относит В.В.Гиппиуса, комментируя его следующим образом: «Действительный смысл повестей и цели автора оказываются не раскрытыми полностью ещё и потому, что подобный метод исследования невольно представляет Пушкина как писателя, который сознательно устремлялся не в будущее, а в прошлое, смотрел не вперёд, а назад. Между тем «Повести Белкина» решали именно современные Пушкину актуальные вопросы развития русской прозы, они нацелены были на будущее».

Исследователи же последней, третьей группы «…прежде всего решительно отвергают принципы исследования и выводы первых двух групп. В то же время их точка зрения вбирает в себя реальные достижения предшественников. Оттого, соглашаясь с тем, что Пушкин использовал сюжеты и мотивы писателей сентименталистов и романтической повести, с тем чтобы подчинить этот жанр целям реалистического изображения действительности. В доказательстве реалистичности характеров, ситуаций, картин русской жизни разных сословий - пафос этих работ».

Иначе говоря, третья группа, по Макогоненко, не столько видит новое и оригинальное в «простоте» первых законченных прозаических произведений Пушкина, противопоставленное некогда оригинальной, но во времена Пушкина уже нарочитой, усложнённости сентиментальной и романтической прозы, сколько стремится в этом новом обнаружить признаки реализма, каковой в свою очередь представляет собой признак творческой «зрелости» Пушкина.

Это сразу же оговаривает, например, С. М. Бонди в самом начале своей работы « О Пушкине»: «Зрелый Пушкин, Гоголь, Тургенев, Гончаров, Некрасов, Островский, Достоевский, Толстой, Чехов - при всём различии их взглядов, их таланта, литературных интересов, художественной манеры - справедливо объединяются в нашем сознании как представители одного направления - реализма».

Однако тот же С. М. Бонди обозначает и отсутствие резкого и однозначного противопоставления и замкнутости в себе самих классицизма, романтизма и реализма: «Верное изображение картин действительности мы встречаем как в романтизме, так и в классицизме. Но тут и там эти картины заведомо неполные и необъективные: специально отбирались или образы «возвышенных героев», экзотической природы, или же горько, злобно-иронически, сатирически воспринималась обычная «низкая» действительность, с нарочитым подчёркиванием её пошлых , обывательских сторон». И хотя Макогоненко намекает на определённую «зрелость» именно исследователей третьей группы (к каковым он относит и себя), несомненно то, что они ещё в большей мере не свободны от заведомых «мировоззренческих позиций», прилагаемых к тексту «Повестей» и определяющих соответствующие методы его исследования, которые в крайних проявлениях, достраивая пушкинский текст, порождают жесткие дефиниции.

Получается так, что текст интересен не как статическое и законченное в себе целое, а как незамкнутая часть в общем динамическом процессе становления «поэта действительности», что сразу же угрожает растворить эту часть в таким образом определённом целом, суть которого выражается так: « В становлении и окончательном утверждении Пушкина, как величайшего поэта действительности (курсив автора - В.П.), - заключается его художественное развитие, художественный рост. В этом и состоит замечательный, единственный в своём роде творческий его путь. Этим определяется и мировое значение творчества Пушкина».

С другой стороны, именно такое отношение к творчеству Пушкина, видимо, стимулировав более пристальный взгляд на его прозу со стороны отечественных исследователей XX века, и привело к системному, претендующему на целостность, её восприятию, каким бы тенденциозным в некоторых случаях ( в силу различных экстралингвистических причин) оно не казалось, поэтому можно отчасти согласиться с Н.Л. Степановым, что «научное изучение пушкинской прозы началось фактически лишь в советскую эпоху», к тому же большая часть исследований «Повестей Белкина», а не отдельных частных вопросов, связанных с ними, относится именно к веку XX.

Впрочем, именно в XX веке произошёл определённый сдвиг в исследовании пушкинской прозы в России, о чём говорит В.М. Маркович в своей статье 1989 года: « Не менее важны другие особые качества, которые, как представляется, обнаруживает рассмотрение художественного смысла «Повестей Белкина».(…)Ещё совсем недавно безраздельно господствовал социологический взгляд на «Повести Белкина». В художественном мире «Повестей» мы видели и осознавали главным образом драматизм конфликтов, рождённых сословным неравенством и другими общественными противоречиями. Но приблизительно с конца прошлого десятилетия в критике, литературоведении, вузовском преподавании …начинают просматриваться контуры нового представления, актуализирующего иные пласты заложенного в болдинских повестях художественного смысла».

Только в самом начале XXI века В.Е.Хализев наконец-то констатирует: «Отечественная наука о литературе ныне освободилась от принудительного пресса марксисткой социологии и концепции социалистического реализма как высшего этапа литературы, от методологической жесткости, которая диктовалась сверху».

Данная работа представляет собой попытку рассмотреть все характерные проблемы интерпретации одной из болдинских повестей (повесть «Гробовщик»), для чего привлекаются по возможности наиболее интересные материалы главным образом отечественных исследователей XX века по этой теме.




Проблема интерпретации повести «Гробовщик» в биографическом контексте.



«Первенец» русской новеллы - «Гробовщик». Из всех «Повестей Белкина» эта новелла - самая короткая, самая загадочная, быть может, самая богатая по содержанию, самая прозаичная по изображаемому миру и, в то же время, самая поэтичная по структуре»- так начинает анализ «Гробовщика» Вольф Шмид в своей работе «Проза как поэзия. Пушкин, Достоевский, Чехов, авангард».

Действительно, повесть «Гробовщик» - первая по времени создания в числе других, хотя в окончательном варианте «Повестей» она следует после «Метели» и «Выстрела». Сохранился ранний список, в котором она стоит первой, далее следуют: «Барышня-крестьянка» (в окончательном варианте завершающая цикл), «Станционный смотритель» (в окончательном варианте идущий после «Гробовщика»), «Самоубийца» (нет в окончательном варианте) и «Записки пожилого» (тоже нет в окончательном варианте). Мало того, около этого списка записано: «А вот то будет, что и нас не будет» с указанием: «Пословица Святогорского игумена». Это указание явно свидетельствует о изначально иначе расставленных акцентах в «Повестях» и заставляет уделить самое пристальное внимание именно повести «Гробовщик», эпиграф к которому один только и перекликается с пословицей Святогорского игумена:

Не зрим ли каждый день гробов,
Седин дряхлеющей вселенной?

Державин.

Вполне очевидная мрачная нота замысла всего цикла заставляет обратить внимание на внетекстовой , биографический контекст, насыщенный различными весьма существенными и ,вероятно, болезненными переменами в жизни А.С.Пушкина. Как замечают В.Е. Хализев и Е.В. Шешунова: «К автобиографическому подтексту цикла исследователи обращались мало. Отмечалось, правда, что топонимика «Повестей Белкина» соотносима с реальными пушкинскими местами. Так, в Москве на Большой Никитской (ныне улица Герцена), напротив дома Гончаровых, где жила в ту пору Наталья Николаевна, действительно имелась лавка гробовщика Адрияна. Памятна была Пушкину и церковь Вознесения у Никитских ворот, также упомянутая в «Гробовщике»…Однако автобиографические черты цикла вышесказанным не исчерпываются. Эпизоды пушкинской биографии в какой-то мере послужили прототипами сюжетных ситуаций цикла (порой - весьма драматических)».



^ 1) Предсвадебные хлопоты и переживания А.С.Пушкина - текст «Гробовщика».Интерпретация В.С.Узина.

Ю.М.Лотман пишет, что «известие о женитьбе Пушкина было встречено близкими ему людьми с удивлением и недоверием. При всем разнообразии мнений господствующий мотив был таков: Пушкин - поэтическая натура, а в браке заключается нечто прозаическое. Брак, и особенно счастливый брак, казался несовместимым с романтическим ореолом, который, по мнению даже близких Пушкину людей, он, как поэт, обречён был нести в жизни». Сам Пушкин писал об этом времени: «Я женюсь, т.е. жертвую своею независимостью, моею беспечной, прихотливой независимостью, моими роскошными привычками, странствиями без цели, уединением, непостоянством», то есть он очевидно переживал этот период своей жизни как непростой и переходный.

Как замечает Н.К.Гей : «Показательно, что у Пушкина, очень далёкого от «открытого» автобиографизма, даже в прозе, и в данном случае в «Гробовщике», можно найти насквозь биографическую ситуацию вынужденного болдинского «сидения» поэта накануне решающих изменений его жизни».

Не случайно В.С.Узин сделал из этих биографических фактов вывод о том, что «пять повестей - интимнейшая исповедь поэта» и « его отношения к Гончаровым, отношение последних к нему, необходимость полного разрыва с прошлым, тревога за будущее - вдруг вырастают в проблему, выходящую далеко за пределы его личных, временных задач. Вся история его столкновений с семьёй Гончаровых, его раздумий о своей судьбе выкристаллизовывается в форме пяти повестей, рассказываемых грустным, одиноким Белкиным».

Тогда появление мрачной, по тексту, фигуры гробовщика Адриана Прохорова представляется вполне закономерной и неизбежной, так как прошлое, по мнению Узина, очевидно видится Пушкину « кладбищем, в котором навсегда похоронены « безумные» годы. Адриан Прохоров - это он, Пушкин, дерзнувший воскресить кладбище теней прошлого («ужасное веселье») и ещё раз, перед лицом новой жизни, основать на нём свой жизненный путь. Прошлое неизбежно должно было рассыпаться, как сгнивший костяк сержанта, протянувшего Прохорову свои объятья».

По В.С. Узину, окончательный переход А.С. Пушкина к прозе обусловлен, таким образом, его переходом от «беспечной, прихотливой независимости» к жизни семейной, плохо совместимой с романтическим «уединением». Опять обращаясь к письмам Пушкина этого периода, можно найти такой комментарий им своих предсвадебных хлопот 1830 года: «Итак, уж это не тайна двух сердец. Это сегодня новость домашняя, завтра - площадная. Так поэма, обдуманная в уединении, в летние ночи при свете луны, продаётся потом в книжной лавке и критикуется в журналах дураками».



  1   2   3   4   5

Додати документ в свій блог або на сайт


Схожі:

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconПресс-релиз круглого стола по теме «Эффективное и гуманное решение проблемы бездомных животных Симферополя один из путей к гуманному обществу»
Симферополе в библиотеке им. А. С. Пушкина (ул. Р. Люксембург, 2/1 – угол улиц Пушкина и Р. Люксембург) состоится круглый стол по...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconУрок по изучению повести А. С. Пушкина «Метель» Тема: А. С. Пушкин. «Повести Белкина». Повесть «Метель». Герои и события
«ирония» тонкая, скрытая насмешка, «интрига» [ лат. Intricare – запутывать] – сложное и напряженное сплетение действий персонажей,...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconУдк 519. 6 Голуб Валерий Г., Гендельман И. О., Голуб Виталий. Г
Голуб Валерий Г., Гендельман И. О., Голуб Виталий. Г. Использование функционально-стоимостного параметрического анализа при выборе...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconА. Немзер "евгений онегин" и творческая эволюция пушкина
«противоречия», что Пушкин исправить не хочет). Таким образом особо значимые (как любая концовка) финальные строфы первой главы «Евгения...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconЖозеф Бедье. Тристан и Изольда
Не желаете ли, добрые люди, послушать прекрасную повесть о любви и смерти? Это повесть о Тристане и королеве Изольде. Послушайте,...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconУрок русского языка 4 класс Тема. Имя существительное. Определение падежей имен существительных
Цели. Закреплять умения определять падежи имен существительных. Развивать орфографическую зоркость, речь и память учащихся Рассмотреть...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации icon19 января 2012 года в 14 00 в помещении Луганского городского совета по адресу : ул. Пушкина, д
Луганского городского совета по адресу : ул. Пушкина, д. 8, Ку «Луганский городской центр социальных служб для семьи, детей и молодежи»...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconПоэтический универсум “Сонетов” Уильяма Шекспира: рецепция, исследовательские интерпретации, переводы”

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconО возможных путях решения проблемы несанкционированного водоразбора
Рассматривая вопросы энергосбережения и оздоровления финансового состояния коммунальных предприятий, встают проблемы снижения непроизводительных...

Валерий Паршин Повесть А. С. Пушкина \"Гробовщик\". Проблемы интерпретации iconРуководство умвд начальник Литвин Валерий Валериевич 45-94-01, 24-01 Пр. 45-94-50, 24-50

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©lit.govuadocs.com.ua 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи